1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Содержание

Синдром Мюнхгаузена: лечение и симптомы у взрослых и детей

Синдром Мюнхгаузена

Синдром Мюнхгаузена – психическое расстройство пограничного уровня, проявляющееся в упорной симуляции различных заболеваний. Целью симуляции являются не материальные выгоды, а внимание со стороны окружающих. Больные с синдромом Мюнхгаузена лгут врачам, принимают ненужные лекарства, искусственно вызывают рвоту, наносят себе повреждения и т. д. Диагностика расстройства представляет большие затруднения, поскольку пациенты все время обращаются к разным врачам, скрывают историю болезни и упорно отрицают симуляцию. Лечение синдрома Мюнхгаузена также затруднено, больные обычно категорически отказываются от психиатрической помощи. Как правило, помощь ограничивается ранним выявлением симуляции, отказом от ненужных процедур и операций.

Общие сведения

Синдром Мюнхгаузена – пограничное психическое расстройство, одна из разновидностей истерии. Проявляется упорной симуляцией различных заболеваний. Впервые было описано в 1951 году британским эндокринологом и гематологом Ричардом Ашером. Свое название синдром Мюнхгаузена получил по имени легендарного барона Мюнхгаузена, известного своей способностью придумывать невероятные истории. Какое-то время название использовалось для обозначения всех симулятивных расстройств, однако в последующем его толкование стало более узким. Сейчас синдромом Мюнхгаузена называют только крайнюю форму симуляции, при которой имитация болезни становится главным в жизни пациента.

В течение жизни больные обращаются к множеству разных врачей. Зафиксирован случай, когда пациентка с синдромом Мюнхгаузена перенесла около 40 ненужных полостных операций и около 500 раз находилась на стационарном лечении в различных клиниках. Раньше считалось, что синдром Мюнхгаузена чаще развивается у мужчин, однако в настоящее время психиатры полагают, что чаще болеют женщины. Предположительно, больные с синдромом Мюнхгаузена составляют 0,8-9% от общего количества пациентов, обращающихся за помощью в медицинские учреждения. Лечение данной патологии осуществляют специалисты в области психиатрии.

Причины синдрома Мюнхгаузена

Причиной развития синдрома Мюнхгаузена является потребность в заботе и внимании, которую больной не может удовлетворить другими способами. Психиатры считают, что многие пациенты с синдромом Мюнхгаузена выросли в неполных семьях, где один родитель не имел резервов и возможностей для удовлетворения потребностей малыша в ощущении близости и защищенности. Некоторые больные имели и отца, и мать, но росли в атмосфере холодности, отвержения и невнимания к эмоциональным нуждам ребенка.

Толчком к возникновению синдрома Мюнхгаузена, по мнению специалистов, служит тяжелая болезнь, которую пациенты перенесли в детском возрасте. Когда ребенок заболел, отношение родителей резко изменилось. Малыш получил недостающее ощущение заботы и защищенности, почувствовал свою нужность и важность для окружающих, оказавшись в центре внимания родителей и медицинского персонала. Это способствовало формированию патологического паттерна мышления и поведения: «для того, чтобы ощутить заботу, почувствовать себя важным и нужным, нужно заболеть».

Характерными чертами больных с синдромом Мюнхгаузена являются неустойчивая самооценка, эгоцентризм, эмоциональная незрелость, склонность к фантазированию, проблемы с идентичностью и импульсивное поведение. Перечисленные черты не позволяют пациенту с синдромом Мюнхгаузена создавать глубокую устойчивую близость. Отношения с близкими людьми (членами родительской семьи, партнером, детьми) либо разрушаются, либо не приносят внутреннего удовлетворения. Изголодавшись по заботе и близости, больные с синдромом Мюнхгаузена начинают использовать альтернативный, «принудительный» путь удовлетворения собственной потребности, симулируя то или иное заболевание.

Еще одной причиной симуляции становится потребность повысить самооценку путем обращения к известным специалистам. Если врачи диагностируют заболевание и начинают лечить пациента с синдромом Мюнхгаузена – это становится поводом для гордости, «меня лечит не кто-нибудь, а лучшие». Если специалисты признают пациента здоровым – у него появляется повод порицать медиков за недостаток профессионализма, подчеркивать уникальность, сложность диагностики и лечения своего заболевания. В том и в другом случае больной с синдромом Мюнхгаузена представляет себя героической личностью с тяжелой судьбой и человеком, искушенным в вопросах медицины.

Пациенты с синдромом Мюнхгаузена тщательно изучают специальную медицинскую литературу. Им хорошо известна симптоматика и особенности течения симулируемого заболевания, поэтому они, в отличие от больных с другими истерическими расстройствами, очень точно воссоздают клиническую картину болезни. Коэффициент интеллекта в норме. Иногда больные с синдромом Мюнхгаузена имеют хорошее образование, но из-за психологической незрелости, неадаптивного поведения и склонности пребывать в мире фантазий не могут занять достойное социальное положение. Некоторые пациенты бродяжничают.

Симптомы синдрома Мюнхгаузена

Больные могут симулировать любое соматическое, реже психическое заболевание. Выбор заболевания определяется информированностью пациента относительно клинических проявлений того или иного патологического состояния, возможностями симуляции объективных симптомов (например, наличием антикоагулянтов для провокации кровотечения или слабительных для вызывания диареи) и доступностью врачей того или иного профиля.

В исследованиях, посвященных синдрому Мюнхгаузена, превалируют описания симуляции лихорадки неясной этиологии, кровохарканья, рвоты и диареи, однако психиатры отмечают, что в настоящее время из-за увеличения количества специалистов узкого профиля перечень симулируемых заболеваний расширился. Например, если недалеко от больного с синдромом Мюнхгаузена находится кабинет дерматолога – больной может симулировать симптомы кожного заболевания, если пациент может легко попасть на прием к кардиологу – у него появляются симптомы инфаркта миокарда и т. д.

Многие больные с синдромом Мюнхгаузена многократно симулируют неотложные состояния, например, прободение язвы желудка и другие подобные проблемы, требующие срочного хирургического вмешательства. На теле пациентов с синдромом Мюнхгаузена можно обнаружить большое количество шрамов. У некоторых ампутирован палец либо конечность. При наличии внешних свидетельств многократных обращений в медицинские учреждения больные скрывают анамнез и стараются не упоминать конкретных врачей, чтобы избежать разоблачения.

Нередко больные с синдромом Мюнхгаузена обращаются к врачу в конце смены или вызывают скорую помощь в ночное время. Одни пациенты стараются выбирать молодых неопытных специалистов – такое поведение позволяет снизить риск разоблачения (неопытный или уставший врач может не обратить внимания на несоответствия в рассказе больного или неправильно трактовать симптомы, приняв симуляцию за реальную картину болезни). Другие, напротив, приходят на прием к «светилам медицины», чтобы снискать репутацию больных с невероятно сложным случаем. При возникновении подозрений и те, и другие категорически отрицают симуляцию. Возможны проявления агрессии.

Синдром Мюнхгаузена через представителя

Синдром Мюнхгаузена через представителя или делегированный синдром Мюнхгаузена – разновидность психического расстройства, при котором пациенты симулируют болезнь не у себя, а у другого человека. В качестве представителя обычно выступают дети младшего возраста, реже – старики и инвалиды. Во всех случаях жертвой становится человек, неспособный рассказать окружающим о действиях пациента. Делегированный синдром Мюнхгаузена чаще наблюдается у матерей. Реже данным расстройством страдают жены инвалидов, медсестры педиатрических отделений и сиделки, ухаживающие за инвалидами в специализированных учреждениях.

Обычно больные делегированным синдромом Мюнхгаузена симулируют кровотечения, рвоту, диарею, инфекционные заболевания, лихорадку, удушье, аллергию, отравления и синдром внезапной детской смерти. Для появления соответствующих симптомов пациенты с синдромом Мюнхгаузена используют различные приемы: дают жертве ненужные медикаменты или не дают необходимые, превышают дозу лекарственного препарата, препятствуют дыханию, закрывая рот и нос руками, подушкой или полиэтиленовым пакетом, умышленно медлят с вызовом скорой помощи и т. д.

Подобные действия позволяют больным с делегированным синдромом Мюнхгаузена воссоздать картину тяжелого состояния жертвы, а затем предпринять определенные меры по ее спасению, чтобы выглядеть героем, спасателем и заботливым человеком в глазах окружающих. Многократные насильственные действия негативно влияют на психическое состояние и физическое здоровье детей пациентов с синдромом Мюнхгаузена. Исходом симуляции может стать смерть или хроническое соматическое заболевание.

Из-за образа «самоотверженного спасителя» делегированный синдром Мюнхгаузена долго остается недиагностированным. Окружающие умалчивают о своих подозрениях, поскольку не могут ничего доказать, боятся ошибиться и быть обвиненными в клевете. Если другой сотрудник или член семьи все же решается озвучить подозрения, пациент с делегированным синдромом Мюнхгаузена истолковывает подобные действия, как злонамеренное преследование, занимает позицию жертвы, соответствующим образом настраивает окружающих и получает дополнительные выгоды, вновь оказавшись в центре внимания.

Читать еще:  Паховая грыжа у детей - симптомы и лечение, фото и видео

Диагностика и лечение синдрома Мюнхгаузена

Постановка диагноза представляет значительные затруднения, поскольку больные хорошо знакомы с симптомами симулируемых заболеваний и чрезвычайно убедительно имитируют различные патологические состояния. Диагноз синдром Мюнхгаузена выставляется по результатам осмотра и данным дополнительных исследований, свидетельствующих об отсутствии соматической патологии. В процессе диагностики врачам порой приходится обращаться в медицинские учреждения, в которых раньше лечился пациент с синдромом Мюнхгаузена, самостоятельно восстанавливая объективную историю жизни и болезни пациента. В ряде западных стран даже создают специальные базы с данными таких больных, однако эта мера не всегда бывает эффективной, особенно – при симуляции неотложных состояний.

Пациенты с синдромом Мюнхгаузена обычно категорически отказываются от психиатрического лечения. Исключением становятся острые кризисные состояния, во время которых больной начинает ощущать свою беспомощность и пытается открыто найти поддержку у психолога или психиатра. Специализированная помощь при синдроме Мюнхгаузена, как правило, ограничивается квалифицированной диагностикой, своевременным исключением соматической патологии, предотвращением ненужных процедур, операций и фармакотерапии. При делегированном синдроме Мюнхгаузена важнейшей задачей становится изоляция жертвы для сохранения ее физического и психического здоровья.

Синдром Мюнхгаузена: зачем люди придумывают себе болезни

Что такое синдром Мюнхгаузена, чем он опасен, зачем люди выдумывают несуществующие болезни и добровольно ложатся под нож хирурга без показаний к операции.

Что такое синдром Мюнхгаузена

Это пограничное психическое расстройство, при котором пациенты талантливо симулируют тот или иной недуг или (если синдром делегированный) утверждают, что болезнь есть у их близких. Согласно Всемирной организации здравоохранения , люди с синдромом могут специально наносить себе или другим раны или, например, принимать токсичные вещества, чтобы воспроизвести симптомы выбранной болезни.

Такие люди — профессиональные пациенты: если они не получают сочувствия от врача в одной клинике, то отправляются в другую, где требуют от медиков лекарства и, в особо тяжелых случаях, операции. Их называют «госпитальными блохами» или кочующими пациентами.

Синдром впервые описал английский психиатр Ричард Ашер. В середине прошлого века он опубликовал статью в специализированном журнале The Lancet, где подробно рассказывал о пациентах-симулянтах. О случаях, когда больной симулирует болезнь не у себя, а у кого-то другого, заговорили значительно позже — в 70-е годы XX века.

Делегированный синдром Мюнхгаузена впервые диагностировал британский педиатр Рой Медоу. Не случайно именно педиатр заговорил об этом: чаще всего жертвами таких людей становятся их дети. Фактически, это особо извращенная форма насилия: в особо тяжелых случаях детей залечивают до смерти.

В России с синдромом Мюнхгаузена дела обстоят сложнее, чем в Европе и Америке.

Анастасия Макарьева, психолог:

— У российского врача обычно есть около 15 минут, чтобы поговорить с пациентом. За такой короткий срок понять, есть ли у человека синдром Мюнхгаузена — мягко говоря, затруднительно. Чаще всего о пациентах с этим синдромом рассказывают сотрудники скорой помощи. Хотя, конечно, они их так не называют: сам термин не прижился в российской медицине.

Бригады скорой помощи зачастую ездят к одним и тем же бабушкам годами, хотя прекрасно знают, что у пожилых дам ничего не болит. Конечно, врачи могли бы перестать приезжать по заведомо ложному вызову, но вдруг выйдет, как в той сказке про мальчика-пастушка и волков — и очередной бабушке действительно станет плохо?

Синдром Мюнхгаузена как следствие недостатка любви

— Синдром сложно диагностировать: для этого нужно доказать, что человек врет о своих болях. Представьте: к вам приходит пациент, смотрит вам в глаза и утверждает, что ему больно. Но ничего у него, по идее, болеть не должно. Что это: синдром Мюнхгаузена или, скажем, психосоматический симптом?

Психосоматические боли вполне могут быть похожи на синдром Мюнхгаузена, потому что внешне никаких признаков патологии или болезни у пациента нет. Разница тут в позиции самого человека: пациент без синдрома действительно хочет избавиться от боли, а с синдромом — полностью отдает себе отчет в том, что в действительности он здоров.

Люди мечтают получить ласку и любовь. И они находят единственный способ это сделать — «заболеть». Это хорошо иллюстрирует случай британки Венди Скотт . В 70-е годы Венди перенесла 42 совершенно ненужных полостных операций на животе: теперь ее тело исполосовано шрамами. За 12 лет женщина сменила около 600 больниц. Если ей отказывали в хирургическом вмешательстве и лечении в одной клинике, она немедленно обращалась в другую.

Венди не только выжила после множества сложных операций, но и сумела признать, что на самом деле симулировала болезни. Она рассказала журналистам, что с детства чувствовала себя счастливой только в больницах: родители почти не занимались девочкой. А вот умерла Венди от вполне реального рака.

— Больные с синдромом Мюнхгаузена знают, что с ними что-то не так. Кстати, поэтому, кстати, они активно избегают визитов к психиатрам. Ведь тогда они потеряют то сочувствие, которым пользуются. Они готовы на серьезные жертвы и риски ради внимания и жалости публики.

При этом делегированный синдром Мюнхгаузена значительно опаснее, чем индивидуальный (как у Венди). Есть версия, что часть внезапных младенческих смертей связаны с синдромом Мюнхгаузена. Действительно наблюдались случаи, когда симптомы болезни у младенца моментально проходили при его разлучении с матерью.

Джипси Бланчард, жертва своей матери

Мир помнит трагическую историю юной американки Джипси Бланчард и ее матери Ди-Ди. О них снимали телепередачи, а когда ураган Катрина уничтожил их дом, благотворительная организация Habitat for Humanity построила им новое жилище в Спрингфиле (штат Миссури). Мать казалась знакомым и соседям настоящей героиней: в документальном фильме «Месть Джипси» о Ди-Ди отзывались как о самоотверженной женщине, посвятившей свою жизнь уходу за смертельно больной дочерью.

Только вот диагноз Джипси не оглашался. Казалось, девочка больна буквально всем на свете: и лейкемией, и мышечной дистрофией, и астмой, и другими болезнями, не поддающимися описанию. Джипси передвигалась только на инвалидном кресле и питалась через трубку в животе.

Однажды на странице Ди-Ди в Facebook появилась странная запись: «Эта гадина мертва». Затем появился еще один пост: кто-то утверждал, что изнасиловал «невинную дочку» Ди-Ди. Перепуганные соседи вызвали полицию. В доме нашли убитую Ди-Ди. Джипси нигде не было, при этом несколько ее инвалидных кресел находились дома. Девушку нашли быстро: выяснилось, что она была у своего бойфренда, Ника Годжона.

Джипси оказалась абсолютно здоровым человеком. Мать выдумала все болезни и убеждала докторов делать дочери многочисленные операции (например, девочке удалили слюнные железы). Джипси, по-видимому, не сразу догадалась, что на самом деле здорова. Она начала понимать, что мать что-то скрывает, когда в 2011 году узнала свою истинную дату рождения. Ди-Ди убеждала ее, что ей пятнадцать. На самом деле Джипси тогда было уже 19 лет.

Ди-Ди ее запугивала, девушка боялась рассказать правду и обратиться за помощью. В итоге она доверилась Нику Годжону, с которым познакомилась на сайте знакомств для верующих. Ник утверждал, что у него раздвоение личности и что его «темная сторона» готова была помочь Джипси избавиться от источника всех страданий. В конце концов Джипси предложила Нику убить Ди-Ди. Влюбленные надеялись, что их никогда не найдут. После ареста Джипси попала в женскую тюрьму: ей дали 10 лет.

О том, что у Ди-Ди, возможно, был делегированный синдром Мюнхгаузена, заговорили после ее смерти. Конечно, точный ее диагноз определить уже нельзя, но Джипси убеждена, что мать подходила под описание «мюнхгаузенов». После освобождения она собирается заняться благотворительностью и помогать людям. В тюрьме Джипси чувствует себя как в детском лагере: ей не хватало общения со сверстниками, и тюрьма, как это ни странно, стала для нее школой социализации.

По истории Джипси телеканал Hulu выпустил сериал «Притворство». А вот другое киноизображение синдрома Мюнхгаузена — сериал «Острые предметы» — выглядит сомнительно.

Гиперопека и делегированный синдром Мюнхгаузена

— Учитывая те препараты, которыми в «Острых предметах» кормила девочек мама, они должны были умереть гораздо раньше. И, главное, по сюжету, мама старалась не привлекать к «болезням» своих дочерей внимание общественности. А на самом деле люди с делегированным синдромом Мюнхгаузена делают это не для себя, а для врачей, публики. Кто-то должен посмотреть, как самоотверженная мать бросает под ноги ребенка свою жизнь. Иначе симуляция болезни у родного человека не имеет никакого смысла.

Читать еще:  Тройчатка от боли в спине уколы — Лечение артроза и артрита, лечение подагры

Синдром Мюнхгаузена может быть связан с нежеланием отпускать от себя ребенка, но гиперопекающие родители чаще используют другую схему.

Например, Анастасия рассказывает, что мать одного из ее клиентов грозилась перерезать себе горло ножом, когда он пытался выйти из дома вечером. Ситуация осложнялась еще и тем, что у матери была диагностирована реальная сердечная недостаточность, и она воспитывала сына в постоянном чувстве вины.

Когда у нее случился рак груди, она уверяла, что это произошло из-за того, что ей пришлось кормить грудью. Когда сын повзрослел, мать начала показательно плохо себя чувствовать: «Мне плохо, вызови скорую, у меня болит сердце».

— Где здесь была грань между симуляцией и реальностью? Может быть, у нее и правда болело сердце. А может быть, она, прекрасно зная о своем диагнозе, приукрашивала действительность.

Заметили, что мы не упомянули ни одного мужчину с синдромом Мюнхгаузена? Согласно исследованию 2016 года, проведенному психиатрами Грегори Йейтсом и Марком Фельдманом, мужчины реже подвержены симулятивному расстройству. Чтобы прийти к этому заключению, Йейтс и Фельдман изучили 455 клинических случаев.

Диагностика и лечение синдрома Мюнхгаузена

Синдром Мюнхгаузена – расстройство психики, при котором человек склонен симулировать симптомы заболеваний, преувеличивать признаки имеющихся патологий. Порой пациент намеренно вызывает у себя проявления болезни, тем самым нанося вред собственному здоровью. Этиология синдрома на сегодняшний день до конца не изучена, психологическим основанием его возникновения считается желание получить внимание и заботу со стороны окружающих.

История появления термина

Болезнь Мюнхгаузена была названа по имени реально существовавшей личности – барона, который жил в Германии в восемнадцатом веке. Этот человек стал не только прототипом главного героя произведения Рудольфа Эриха Распе, но и дал наименование симулятивному расстройству психики. Сам Карл Фридрих Иероним барон фон Мюнхгаузен при жизни прославился тем, что любил рассказывать выдуманные и значительно приукрашенные истории.

Относительно заболевания термин стал употребляться в пятидесятые годы двадцатого века. В обиход его ввел британский специалист Ричард Ашер, пребывая на посту главного врача одной из психиатрических больниц Лондона. Долгое время определение охватывало широкий спектр состояний, начиная от умышленного членовредительства с целью получить степень инвалидности или уклониться от службы в армии и заканчивая получением каких-либо выгод. В современной медицине синдром барона Мюнхгаузена рассматривается как такое поведение, которое не ставит целью получение материальной и вещественной пользы, а направлено на привлечение внимания окружающих.

Предрасполагающие факторы

Этиология заболевания на данный момент ясна не до конца. Есть обстоятельства, которые в совокупности могут повлиять на психику человека таким образом, что рассматриваемый недуг начнет развиваться. Основные из них:

  • низкая самооценка;
  • психологические комплексы;
  • перенесенная в детстве реальная соматическая болезнь, во время которой взрослые оказывали гиперопеку и повышенное внимание;
  • психологические травмы;
  • сексуальное насилие;
  • нереализованное стремление стать врачом;
  • серьезные стрессы;
  • перенесенные в детском возрасте переживания по поводу смерти близкого человека, произошедшей от болезни;
  • истероидность личности;
  • эгоцентризм;
  • недостаток родительского внимания в детстве.

Каждый из факторов в отдельности не приводит к развитию нарушений психики, но наложение нескольких из них друг на друга может вызвать появление патологии и спровоцировать прогрессирование отклонения.

Показательна история, имевшая в психиатрии широкое распространение. Речь идет о пациентке, которая, будучи ребенком, не получала от родителей заботы, любви и внимания. Кроме прочего, девочка в раннем возрасте подверглась сексуальному насилию. Первые искренние переживания за себя пациентка почувствовала, когда попала на операционный стол с диагнозом аппендицит. Сиделка, которая ухаживала за девушкой, проявила к ней неподдельное внимание и заботу. Все эти факты в совокупности привели к мысли о том, что, только болея, можно заслужить любовь. С того времени пациентка начала придумывать симптомы, при этом она настолько реалистично их описывала и так хорошо вживалась в роль, что медработники ей неоднократно верили. За свою жизнь женщина перенесла не один десяток операций, лежала в больницах множество раз. Примечательно, что после очередного хирургического вмешательства, которое повлекло за собой осложнения, девушка постепенно начала излечиваться от психологического недуга. Когда в жизни женщины появилось существо, которое стало любить ее безусловно (кошка), пациентка окончательно выздоровела.

Классификация и основные признаки патологии

Психиатры выделяют различные типы описываемого отклонения, в зависимости от классификационных симптомов.

Ашер, который в свое время исследовал синдром, предложил такое деление:

  1. Лапаротомофилия. Жалобы на боли в животе с требованием провести операцию.
  2. Геморрагическое расстройство. Проявляется кровотечениями как психосоматического характера, так и заранее подстроенными с нанесением пациентом увечий самому себе либо с использованием крови животных и т. д.
  3. Неврологический тип. У лжецов «возникают» судороги, параличи, обмороки, нестерпимые головные боли и т. п.

Сегодня перечень видов синдрома, в зависимости от того, на что жалуется пациент, значительно расширен и дополнен. Выделены такие типы, как кардиальный, легочный, дерматологический и смешанный.

В современной медицине также существует следующая классификация симулятивных состояний:

  • индивидуальное расстройство;
  • делегированный синдром Мюнхгаузена.

Последний тип считается наиболее опасным и иначе называется синдромом Мюнхгаузена по доверенности. Характеризуется тем, что родитель или опекун делегирует и навязывает ребенку или подопечному придуманные признаки несуществующих патологий, может умышленно наносить физические увечья.

Симптомы синдрома Мюнхгаузена таковы:

  • Частые обращения за квалифицированной помощью (с одними и теми же или с различными жалобами).
  • Чрезмерная активность пациента, попытки руководить действиями медиков.
  • Требования провести оперативное вмешательство.
  • Активность и коммуникабельность человека, охотные рассказы о течении заболевания и возможных методах лечения.
  • Наличие в анамнезе многочисленных обследований и анализов, не выявивших никаких патологий.
  • Повышенная нервозность и тревожность.

Симптомы взрослых в сравнении с признаками отклонения психики у детей несут постоянный характер и имеют под собой знания в отрасли медицины и конкретных болезней. Взрослые пациенты, кроме прочего, имеют точное представление о том, как их должны лечить, и активно навязывают собственное мнение медработникам.

Описание психологического портрета пациента

Всем лицам, подверженным синдрому Мюнхгаузена, присущи одинаковые психологические и интеллектуальные черты. Среди них следующие:

  • неадекватность самооценки;
  • истеричность;
  • эгоцентризм;
  • развитая фантазия;
  • одержимость идеей собственного здоровья;
  • мазохизм;
  • лживость в других сферах жизни;
  • ипохондрия;
  • болезненное чувство недооцененности и нехватки внимания;
  • высокий интеллект;
  • познания в медицинской сфере;
  • артистичность.

Перечисленными признаками обладают практически все пациенты с диагностированным заболеванием.

Сложность диагностики

Поставить правильный диагноз человеку с синдромом Мюнхгаузена сложно. Вранье пациента всегда заранее продуманно, уловки тщательно спланированы, а артистизм достигает такого уровня, что все окружающие верят в достоверность описываемых симптомов. Особую сложность представляет постановка диагноза в случае с делегированным синдромом.

Насторожить медработника и натолкнуть его на мысль о наличии психического отклонения пациента могут:

  • многократные и чересчур частые обращения к врачам;
  • несоответствие описываемых симптомов результатам обследований;
  • слишком хорошая осведомленность в терминах;
  • несовпадение одних симптомов с другими (есть взаимоисключающие состояния, о которых могут знать врачи в силу своего опыта и не учитывать пациенты, руководствующиеся лишь теорией);
  • попытки больного руководить процессом лечения;
  • отзывы родных о реальном состоянии человека;
  • чрезмерная истеричность;
  • навязчивые просьбы о госпитализации и оперативном вмешательстве.

Сложность в определении путей решения проблемы в данном случае представляет то, что врач не может отказать пациенту в помощи, просто сославшись на свои подозрения относительно наличия психологического расстройства.

Лечение и профилактика

Терапия заболевания непроста, связано это с отрицанием пациентом наличия у себя психического отклонения и нежеланием его лечить. Консервативные методы предполагают следующие меры:

  1. Прием нейролептиков, нормотимиков, антидепрессантов направлен на стабилизацию настроения, угнетение стремления причинять себе вред.
  2. Долгая индивидуальная работа с психиатром.
  3. Семейные консультации с психотерапевтом.
  4. Предотвращение ненужных хирургических вмешательств и консервативной терапии мнимых заболеваний пациента.

В особо сложных случаях, когда больной наотрез отказывается лечиться и получать консультации психолога, врачи могут применить неконфронтационный подход. Заключается такой метод в том, чтобы «лечить» пациента от тех недугов, которые он себе приписывает. Применяются таблетки-пустышки (эффект плацебо), массаж, физиотерапия.

Читать еще:  Мышечная грыжа на ноге: причины появления, симптомы, диагностика, лечение грыжи на ноге, профилактика заболевания

Эффективной профилактики синдрома не существует. Можно лишь говорить о недопущении повторных проявлений болезни в случае излечения от нее. В такой ситуации профилактика включает:

  • расширение круга общения;
  • попытки не замыкаться в себе;
  • выстраивание доверительных отношений с одним доктором;
  • приобретение домашнего любимца;
  • хобби и увлечения.

Синдром Мюнхгаузена – заболевание, диагностика и лечение которого представляет большие трудности в силу непризнания пациентом отклонений. Терапия включает регулярные занятия с психологом и прием психотропных препаратов.

Синдром Мюнхгаузена: ложь, которая убивает

В практике психиатра бывает почти всё: интригующее, смешное, грустное, раздражающее. Со временем привыкаешь к разным формам безумия. Но есть вещи, к которым привыкнуть невозможно. Даже нам, психиатрам, присущ иррациональный страх непонятного, страх от противоестественных поступков, нарушающих основы существования ­живого.

Я сейчас говорю об умышленном самоповреждении или сознательном причинении страданий близким. И особенно страшно, когда это совершает человек, во всех остальных отношениях считающийся ­нормальным.

Режь меня полностью

Простой пример из практики. Пару лет назад меня пригласили на консультацию в хирургическое отделение. Мне представили скорбного человека средних лет. Пациент держался за живот и нарочито стонал, раскачиваясь как метроном. В глазах стояли ­слезы.
— Я вас умоляю… Мне же больно… Если я умру — вам же будет ­хуже…
Хирурги ­улыбались:
— Может, потерпите? Лекарства помогут, резать ­необязательно! Пациент игнорировал уговоры. Постепенно он перешел к угрозам; печаль на лице сменилась гримасой ­гнева.
— У меня есть прямой телефон Минздрава! У вас ведь уже были проблемы.

Хирурги продолжали улыбаться. Пациента они видели не впервые и в течение года диагностические операции ему проводили дважды. «Больной» — вовсе не был болен. Он оказался не хирургическим, а психиатрическим пациентом с диагнозом «синдром Мюнхгаузена».

В этой ситуации спасать нужно было не его жизнь, а скорее нервы, время и здоровье врачей. Мне оставалось лишь объективно зафиксировать психическое состояние пациента и предоставить заключение — чтобы защитить коллег от назревающего ­конфликта. Разубеждать пациента с синдромом Мюнхгаузена бесполезно. Он не стремится быть здоровым. Ему нужна операция, хочется, чтобы его разрезали. Звучит дико, но суть проблемы именно такова. И пациенту наплевать, что работа врача — не разрезание, а лечение людей. Он уверен, что операция поможет, и активно симулирует боль и недомогание, пускается на хитрости и угрожает — лишь бы добиться ­своего.

«Больной» это понимал и беседовать с психиатром не хотел; такой опыт у него явно уже имелся. После долгих уговоров и объяснений, что без моего осмотра оперировать его всё равно не будут, мужчина пошел на контакт. Он уверял меня, что у него «хирургическая патология», сыпал медицинскими терминами, перечислял многочисленные «симптомы». А мы с хирургами четко понимали: симптомы, которые описывает наш клиент, — взаимно несовместимы. Этот человек явно читал медицинскую литературу, но в некоторых вещах компетентен только врач; опыт нельзя заменить ­начетничеством. В итоге нашего «страдальца» выписали после комиссионного осмотра, с рекомендацией лечения у психиатра. Хотя вряд ли он к нему пошел. Такие люди вообще редко приходят к нам самостоятельно. С ними сталкиваются в основном хирурги, реже — терапевты. Психиатры — враги для людей с этим ­расстройством. История, которую я сейчас рассказал, — вполне рядовая. Самое жуткое — впереди. Но сначала я более подробно остановлюсь на том, что же такое — «синдром ­Мюнхгаузена».

В память о бароне ­М.

Почему психическое расстройство так называется? Синдром Мюнхгаузена — не болезнь, это симулятивное расстройство, при котором человек притворяется больным, преувеличивает или искусственно вызывает у себя симптомы болезни, чтобы подвергнуться медицинскому обследованию, лечению, госпитализации, хирургическому вмешательству и тому ­подобное. Синдром назван по имени персонажа литературных произведений Рудольфа Эриха Распэ (1737–1794) (а вовсе не реального исторического лица — русского кавалерийского офицера XVIII века немецкого происхождения, барона И. К. Ф. фон Мюнхгаузена!).

Термин «синдром Мюнхгаузена» (англ. Münchausen syndrome) был предложен английским эндокринологом и гематологом Ричардом Ашером в 1951 году, когда он впервые описал в журнале Lancet поведение пациентов, склонных выдумывать или вызывать у себя болезненные ­симптомы. У этого заболевания имеются синонимы: синдром «профессионального больного», «больничного привыкания», «имитирующее расстройство». В классификации МКБ-10 синдром отнесен в рубрику «Умышленное вызывание или симулирование симптомов или инвалидности физического или психологического характера — так называемые поддельные ­нарушения».

Кто врет и почему

Причины подобного поведения до сих пор полностью не изучены. Общепринятое объяснение таково, что симуляция болезни позволяет этим пациентам получить внимание, заботу и психологическую поддержку, потребность в которых у них велика, но подавлена в силу различных ­причин. Синдром Мюнхгаузена — это пограничное психическое расстройство. Он напоминает соматоформное расстройство (когда реальные болезненные ощущения вызваны психотравмирующими факторами) тем, что в основе жалоб лежит психическая ­проблема.

Но ключевое различие состоит в том, что при синдроме Мюнхгаузена симптомы соматического заболевания пациенты подделывают сознательно. Они постоянно симулируют различные болезни и часто переходят из больницы в больницу в поисках лечения. Недаром человека с подобным стереотипом поведения в разных странах на сленге называют «профессиональным больным», «больничной ­блохой»… Тем не менее этот синдром нельзя свести к простой симуляции. Наиболее часто он присущ истерическим личностям с повышенной эмоциональностью. Их чувства поверхностны, неустойчивы, эмоциональные реакции демонстративны и не соответствуют вызвавшей их ­причине. Вместо того чтобы противостоять конфликту, они предпочитают уйти в болезнь и спрятаться от проблемы, получив внимание, сочувствие, потакание, а их обязанности берут на себя другие, что вполне устраивает мнимых ­больных. Подобные истерические типы отличаются повышенной внушаемостью и самовнушаемостью, поэтому могут изображать что угодно. При попадании такого пациента в больницу он может копировать симптомы соседей по ­палате. Эти пациенты обычно весьма умны и находчивы; они не только знают, как симулировать симптомы болезней, но также разбираются в методах диагностики. Они могут «управлять» врачом и убедить его в необходимости интенсивного обследования и лечения, в том числе и серьезных операций. Они обманывают осознанно, но их мотивации и потребность во внимании в значительной степени ­бессознательны. Возраст «мюнгхаузенов» не имеет четких границ и может колебаться в широких пределах. Количественно «мюнхгаузены» составляют от 0,8 до 9 % ­больных. Кириллова Л. Г., Шевченко А. А., и др. Тот самый барон Мюнхгаузен и синдром Мюнхгаузена. г. Киев — Международный неврологический журнал 1 (17) 2008.

Как распознать ­симулянта?

В классическом представлении психиатров, важный признак синдрома — непрерывный поток неправдоподобных жалоб на состояние здоровья, на мучительные, разрывающие всё тело боли, часто с настойчивыми требованиями провести для излечения хирургическую ­операцию. Ричард Ашер выделил три основные клинические разновидности ­синдрома:

1. Острый абдоминальный тип (лапаротомофилия) — самый распространенный. Отмечаются внешние признаки «острого живота» и следы предыдущих лапаротомий в виде многочисленных рубцов. «Бароны» жалуются на сильную боль в животе и настаивают на немедленной ­операции. Дополнительные диагностические обследования говорят об отсутствии острой патологии. Но в случае отказа от немедленной операции больные, корчившиеся от боли, могут мгновенно покинуть стационар, чтобы в ту же ночь поступить с «острым животом» в другую больницу. Некоторые, добиваясь операции, могут глотать инородные предметы (ложки, вилки, гвозди и т. п.). Надо отметить, что истерические боли бывает очень трудно отличить от физических. Поэтому врачи, затрудняясь точно установить причину, нередко решают оперировать ­симулянта.
2. Геморрагический тип (истерическое кровотечение). У больных периодически возникают кровотечения из различных частей тела. Порой для этого могут использоваться кровь животных и умело нанесенные порезы, что производит впечатление естественных повреждений. Больные поступают в больницу с жалобами на «очень сильные кровотечения, угрожающие жизни». Именно к этому типу относятся ­стигматики.
3. Неврологический тип. У мнимых больных возникают острые неврологические симптомы (параличи, обмороки, судорожные припадки, жалобы на сильную головную боль, необычное изменение походки). Иногда такие пациенты требуют проведения операции на ­мозге. По понятным причинам «мюнхгаузены» стараются не попадать в одну больницу дважды. Они ложатся в различные стационары десятки, а иногда и сотни раз! Именно поэтому в ряде западных стран во многих клиниках имена «баронов» занесены в особый лист мошенников, с которым врач скорой всегда может ­свериться.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector